Сайт города Кирова

Созвездие кошкиных

После смерти Анны Афанасьевны Мезриной долгие годы лучшей мастерицей заслуженно считалась Е. А. Кошкина.

Елизавета Александровна родилась в Дымкове 17 сентября 1871 года, в многодетной семье рабочего типографии Александра Лазаревича Бугреева.

Девочка из бедной семьи, она не училась в школе, а уже семи-восьми лет стала приглядываться к тому, как делает глиняную игрушку ее соседка Наталья Антоновна Никулина, чье имя встреча-лось уже в списке экспонентов Казанской научно-промышленной выставки 1890 года. (Никулиной тогда было около шестидесяти лет. Она говорила, что научилась лепить у своей матери.)

Девочка глядела на соседку, а дома пробовала лепить. И дело пошло — стала работать на скупщика.

Восемнадцати лет Лизу Бугрееву выдали замуж за Федора Гавриловича Кошкина, тоже дымковского жителя, и стала она Елизаветой Кошкиной.

Федор Кошкин работал по гипсу. Это давало более верный доход. По гипсу стала работать и его жена. А вернее, как это води-лось в Дымкове, работала то гипс, то глину, смотря по тому, на что был спрос.

В 1917 году Федор Кошкин умер, оставив семерых детей. И всех их подняла неутомимая Елизавета Александровна, переженила сыновей, выдала замуж дочерей, дождалась внуков.

К искусству дымковской игрушки она вернулась целиком в 1934 году, под влиянием успехов Мезриной. И тотчас же в полной мере проявила свой огромный талант.

В 1939 году вместе с другими мастерицами она помогает блестяще оформить зал Кировской области на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке. В 1943 году получает одну из первых премий на Всесоюзном конкурсе детской игрушки. Тогда же ее принимают в члены Союза советских художников.

В 1944 году Е. А. Кошкиной был присужден диплом Управления по делам искусств при Совнаркоме РСФСР как мастеру народной дымковской игрушки. В 1945 году она награждается медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.». В 1946 году Комитет по делам искусств при Совете Министров РСФСР наградил ее дипломом «За многолетнюю работу в области народной глиняной игрушки и освоение новых образцов».

Созвездие кошкиных

Но этот скупой и неполный перечень успехов Е. А. Кошкиной еще не дает представления о ее мастерстве. Хочется сказать о том, что она сделала, и о том, как это воспринимали люди.

Елизавета Александровна любила крепкое, крупное. Она и дом в Дымкове поставила такой же. «Дом этот замечателен ... Сработан он из толстущих бревен, высок, неуклюж, но просторен . . . Печка — не печка, а целый корабль».

Как позже говорила ее сноха, мастерица Е. 3. Кошкина: «Дом-то ставила еще сама Елизавета Александровна по своему характеру».

И игрушки ее тоже большей частью монументальны. «Глина-то не купленная!»

Еще Деньшин отмечал, с какой необыкновенной легкостью лепила Елизавета Александровна своих высоких, украшенных пышными оборками, полногрудых, здоровенных нянек, водоносок, танцующих девушек, как легко она переходила от простой утицы к эффектному фантастическому индюку, крутогривому коньку, рогатому оленю, бодастой корове.

Смело и удачно создавала она новые композиции: «Свадьба», «Веселые гости», «За чаем», «Пляска», «Колхозный двор», «Колхозное стадо», «Гулянье», «Медвежья берлога», «Катанье с горки», «Жатва».

Она любила также воплощать в глине мотивы народных сказок и песен. В ее росписи — яркие, интенсивные краски, крупные пятна чистого цвета.

В 1940 году она говорила, что может вылепить больше сотни разных игрушек. Думается, что это преуменьшено.

В свое время не зарастала тропа к ветхой избушке Анны Афанасьевны Мезриной. А потом такую же тропу протоптали и к дому Елизаветы Александровны Кошкиной.

Е. А. Кошкина завела (еще по совету Деньшина) тетрадочку для отзывов о своей работе. Тетрадь эта и ныне хранится у ее дочери — 3. Ф. Безденежных. Много интересного в этой тетради.

«Большое спасибо вам, Елизавета Александровна, за то, что доставляете такую радость нам своим замечательным искусством», — написал известный советский писатель Леонид Леонов (1936).

«Радуется глаз на бабушкино искусство!» — написал в тот же день писатель Дм. Зуев.

«Мы, работники Музея игрушки в Загорске, ежедневно наблюдаем, как посетители музея восхищаются красотой ваших игрушек».

«В нашей выставке „Русское искусство северных областей" в разделе соцстроительства будет уголок вашего творчества, и трудящиеся Ленинграда смогут увидеть эти радостные игрушки», — писали сотрудники Музея этнографии (1939).

«Елизавета Александровна! — писала сотрудница магазина художественных промыслов в Москве. — Очень большое внимание уделяет покупатель вашим игрушкам, любуется яркой росписью. Есть покупатели — набирают коллекции по 200—400—1 000 разной вашей дымковской народной игрушки» (1941).

Созвездие кошкиных

«Я рад, что смогу через киноаппарат показать сотням тысяч советских людей эти великолепные вещи», — писал лауреат Государственной премии кинооператор А. Богоров (1950).

«Снимая цветной фильм в Кировской области под названием «В лесном краю», мы с особым удовлетворением производили съемку эпизода «Мастера дымковской игрушки», — писала киногруппа Ленинградской студии научно-популярных фильмов (1950).

Очень ревниво относилась Елизавета Александровна к своему мастерству.

Ее сноха, Е. 3. Кошкина, рассказывала писателю Сергею Крутилину:

«Я помогала Елизавете Александровне с самого начала, как пришла в их семью . .. То она попросит глину замесить, то сядем вместе белить. А лепить не учила: все боялась, секрет ее узнаю . . . Бывало сидит, лепит, а у самой на коленях полотенце. Случайно войдет кто из соседок — она скорее укроет полотенцем вылепленные фигурки и, пока та не уйдет, работать не примется. И мне позволяла лишь глину месить да белить. А потом уж, как стара стала, начала учить».

И Косс-Деньшина рассказывала:

«Кошкина лепку держала в секрете. Если приду к ней, а она лепит, она сейчас же хлоп по игрушке, сомнет ее в комок, руки вытрет:

—    Здравствуй, Екатерина Иосифовна! Спасибо, что зашла!

—    А что ты игрушку-то смяла?

—    Новую вылеплю!»

В жизни Елизавета Александровна любила смех, шутку, веселое слово. В памяти друзей и знакомых последних лет она осталась подвижной, полной энергии старушкой, в простых очках, повязанная платочком.

18 ноября 1953 года Кировское отделение Союза художников объявило о ее смерти. Это была большая потеря.

Теперь надо сказать, что игрушки Е. А. Кошкиной — это тоже не только ее игрушки. Снова это звучит неожиданно, но это так.

И тут надо рассказать о ее дочери 3. Ф. Безденежных.

Зинаида Федоровна родилась в 1901 году. А в 1906 году всю семью постигло большое несчастье: снесло дом во время ледохода.

Надо было много работать, чтобы поставить новый дом. И Зину, как только она смогла, тоже посадили за игрушки. А так как мать могла быстро лепить, то был расчет посадить девочку красить. Так и пошло дело.

И после, особенно в последние годы жизни матери, ее игрушку очень часто красила дочь.

И в том, что хранится в музеях и коллекциях любителей как работы Е. А. Кошкиной, тоже, наверное, можно обнаружить два почерка.

Но Зинаида Федоровна и сама стала великолепным мастером. В 1939 году она уже вполне равноправно выступила вместе с другими на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке. Она также не раз получала почетные дипломы, в том числе диплом первой степени Министерства культуры РСФСР, она тоже участвовала на множестве выставок, еще в 1944 году стала членом Союза советских художников.


Созвездие кошкиных

Очень интересно развивалось ее творчество дальше. Примерно до 1950 года она работала еще под сильным влиянием традиций матери. Но они проявлялись только в лепке. А в окраске игрушек она давно уже шла своим, вполне самостоятельным путем.

Любо посмотреть теперь на ее миниатюры. Дотошная тщательность лепки сливается в одно целое со своеобразным ажурным орнаментом, выполненным в самобытной цветовой гамме.

Ныне Зинаида Федоровна — одна из самых талантливых, самых своеобразных по почерку мастериц дымковской игрушки.

Неутомимая, полная молодой энергии, она даст еще много радости всем любителям народного искусства.

Но созвездие Кошкиных не исчерпывается этими двумя мастерицами. В то время, когда дочь Е. А. Кошкиной, 3. Ф. Безденежных, пошла своим, таким отличным от матери путем, ее сноха, Евдокия Захаровна Кошкина, сейчас прямо продолжает искусство своей свекрови — лепит такие же монументальные игрушки.

Надо сказать еще и о сестре Е. А. Кошкиной — Марии Александровне Воронцовой, которая не много поработала в советское время, но сразу же обнаружила крупный талант.






Просмотров: 774